Кусок хлеба

Spread the love

Реб Йосеф был хозяином магазинчика в одном из религиозных районов Йерусалима. Все покупатели магазина знали насколько бережно реб Йосеф относится к хлебу. Все буханки всегда лежали в полном порядке на определённых местах — каждый вид на своей полке. Никогда не видели в его магазине буханки хлеба лежащей среди других продуктов и, тем более, упавшей на пол. И так же внимательно реб Йосеф следил, чтобы покупатели его магазина относились к хлебу с большим уважением. Не раз говорил молодым людям, изучающим Тору:
– Знаете ли вы, почему живёте бедно? Всё потому, что вы недостаточно уважительно относитесь к хлебу. Часто я вижу, как на мусорке оставляют в кульках куски хлеба и даже целые буханки. А ведь хлеб — это подарок Всевышнего — и тот, кто пренебрегает подарком, лишается благословения и остаётся бедным.

Некоторых это смущало и они редко приходили покупать у реб Йосефа. А были те, которые отвечали реб Йосефу:
– Что мы можем сделать? Хлеб становится чёрствым на следующий день и дети отказываются его есть.
На что им реб Йосеф говорил:
– Вы даже не представляете, сколько вкусных вещей можно сделать из сухого хлеба.
И действительно, в доме реб Йосефа хлеб никогда не выбрасывали. Реб Йосеф точно знал какое количество хлеба нужно для его семьи и если всё-таки хлеб оставался, то его жена готовила из него что-то вкусное, ни одна крошка не выбрасывалась в мусор. После трапезы реб Йосеф аккуратно собирал все крошки и клал их на площадке перед домом, где их с удовольствием склёвывали птицы.
Конечно, большинство покупателей  не вели себя так, они быстро привыкали к его наставлениям — как говорят – «в одно ухо влетало, в другое вылетало». Так было пока в квартале не появился новый аврех (еврей, постоянно изучающий Тору), его звали реб Нохум. Он отличался тем, что всегда очень внимательно изучал поступки людей и всегда пытался понять причины этих поступков. Поэтому, встретив такого необычного человека как реб Йосеф, реб Нохум не смог остаться равнодушным.
И вот, в один из дней, в часы, когда наплыв покупателей в магазин реб Йосефа уменьшился, реб Нохум специально положил буханку хлеба на край прилавка, а потом как бы случайно задел её так, что она упала на пол. Реб Йосеф конечно тут же начал наставлять реб Нохума:
– Как ты относишься к хлебу? Ты не можешь быть более аккуратным?
Реб Нохум только этого и ждал, он тут же ответил:
– Это не человек, это всего лишь хлеб.
– Ты знаешь, что от хлеба часто зависит жизнь человека — услышал он в ответ — если бы ты знал то, что я знаю, ты никогда не задавал бы этот вопрос.
– Тогда расскажите мне, пожалуйста, то, что вы знаете.
И реб Йосеф начал свой рассказ. Время Первой Мировой войны было очень тяжёлым для жителей Земли Израиля и особенно для жителей Йерусалима. Турция, которая в то время правила в Земле Израиля, находилась в состоянии войны, из-за чего пострадала и без того бедная экономика Земли Израиля. Временами, не только хлеба, но и других продуктов не было.
В то время в Йерусалиме жили три сестры, старшей из которых Шошане было девятнадцать лет, Ривка четырнадцать, а Шуламит — десять. Два года назад умер от болезни их отец, а ещё через год — и мать. Вся надежда сестёр была только на Шошану: в то время она работала швеёй на складе обмундирования турецкой армии. Временами ей доставалось немножко хлеба, или даже мелкая монета. И сёстры с нетерпением ждали, пока Шошана, измученная тяжёлым трудом, поздно вечером возвращалась с работы. А временами, когда мрачные турецкие офицеры были особенно довольны её работой, ей доставался кулёчек муки или лира.
Зима 1917 года была особенно тяжёлая. Положение на фронте ухудшилось, турки на Ближнем Востоке терпели от англичан поражение за поражением. И вот в один из дней Шошана вернулась с работы, отчётливо понимая, что завтра ей идти некуда. Сироты почувствовали что такое голод. Дома не было ни денег, ни съестного. Шошана легко переносила голод, но вот маленькая Шуламит начала распухать от голода, её лицо побледнело и она не могла думать ни о чём кроме еды. Сёстры поняли, что её состояние становится опасным. Чтобы хоть как-то помочь ей, они решили срочно идти искать какую-нибудь еду. Но даже все свалки Йерусалима были абсолютно пусты. В городе царил голод. Опухшие от голода и холода люди протягивали руки в надежде получить кусок хлеба, чтобы спасти себе жизнь. Но некому было им дать: евреи и арабы бок о бок умирали от голода. Старшие сёстры ушли искать еду, а Шуламит сидела дома. Её бледные губы шептали:
– Хлеба… Дайте мне хлеба…
Она не могла больше терпеть голода. Шуламит вышла во двор, села на землю и тут же упала навзничь. Ещё какое-то время её печальные глаза смотрели на небо, но вскоре закрылись и они.
Обыскав всё, что можно, Ривка решила вернутся домой, чтобы хоть как-то поддержать Шуламит. Она очень испугалась, увидев сестру лежащей на земле с закрытыми глазами. Дыхание девочки также не внушало особых надежд: оно было быстрым и неровным. Ривка бросилась в дом, намочила чистую ткань в воде и приложила ко рту Шуламит, которая инстинктивно начала сосать тряпку. Но состояние девочки не улучшилось. Голод мучил её гораздо больше чем жажда.
– Шуламит! Шуламит, пожалуйста, не умирай. Не оставляй нас! Папа и мама уже умерли. С кем мы останемся? Пожалуйста, пожалуйста держись, не умирай! Я чувствую, скоро придёт Шошана и с Божьей помощью принесёт нам хлеб. И всё будет хорошо. Пожалуйста, Шуламит, не умирай!
Но в душе Ривка была близка к отчаянию. «Наверно Шушана тоже ничего не найдёт — думала она — если бы ей удалось что-нибудь найти, она бы уже давно вернулась».
А Шушана бегала по всему городу в надежде найти что-нибудь съестное. Но безуспешно — ей тоже не удавалось ничего найти. И вдруг спасительная мысль озарила ей голову: «Пекарня! – подумала она — как я могла про неё забыть!». В конце квартала, где жили девочки, была маленькая пекарня. Шошана не знала, что ещё две недели назад хозяин пекарни сбежал от турецких солдат за границу. Пекарня всё это время была пуста. Дверь оказалась незапертой, внутри помещения царили холод и тьма. Пробираясь наощупь, Шошана добралась до подносов, на которых когда-то пекли хлеб. Понятно, что они были пусты. Шошана не отчаялась: горячо умоляя Всевышнего, она продолжала ощупывать подносы один за другим. И вот на одном из подносов её руки нащупали что-то круглое и твёрдое. Это был… ХЛЕБ! Старый, очень чёрствый и холодный, но ХЛЕБ! Искренне поблагодарив Всевышнего, девочка прижала драгоценную ношу к сердцу и бросилась домой. Дома, не теряя ни минуты, она стала размачивать кусочки хлеба в воде, и вкладывать в уста своей маленькой сестрёнке. Шуламит с жадностью их проглатывала. Через какое-то время она пришла в себя. Несколько маленьких кусочков хлеба спасли её от смерти.
Сёстры выжили. Вскоре война закончилась. Шуламит выросла и вышла замуж. Сына она назвала Йосеф — он и был хозяином этого магазина… Всю жизнь его мама испытывала особое уважение к хлебу. В её доме никогда не выбрасывали хлеб. Она умела использовать всё до последней крошки.
Реб Нохум внимательно выслушал весь рассказ, а затем сказал:
– Вот чего я не понимаю: написано в Гморе (Талмуде): тот, кто бережно относится к хлебу, будет богат. И где же твоё богатство?
– Сказано также в Мишне (Пиркей Авот 4,1): “Кто богат? Тот, кто доволен своей доле, как написано: «Если от труда твоих рук будешь есть — богат ты и счастлив». «Богат» ты в этом мире и «счастлив» в будущем мире.” А я доволен своей долей — значит я богат.
Но реб Нохум не удовлетворился этим ответом.
Прошёл год. Как-то проходя мимо лотерейного киоска, реб Йосеф почувствовал внезапное желание купить билет. Через неделю он узнал, что выиграл первый приз — несколько миллионов шекелей.

Указатель: